Страсти по Матфею. Евангелие читает митр. Иларион.

В основу произведения положено повествование из Евангелия от Матфея, посвященное страданиям и смерти Христа. Это повествование чередуется с музыкальными номерами — речитативами, хорами и ариями, текст которых заимствован главным образом из православного богослужения Страстной седмицы. Некоторые номера исполняются только оркестром, другие — хором а капелла, во многих номерах оркестр и хор звучат вместе, взаимно дополняя друг друга.

В восприятии страстей Христовых православная традиция значительно отличается от западной, будь то католической или протестантской. Взирая на распятого Иисуса, православный христианин видит не столько страдающего Человека, сколько Бога в Его неизменной и вечной славе — Бога, ставшего Человеком и принявшего смерть для спасения всех людей. Размышляя о смерти Иисуса, православный христианин ни на миг не забывает о Его Воскресении.

Такое же восприятие отражено и в богослужебных текстах Страстной седмицы, которые легли в основу «Страстей» и определили их общее настроение. Лирический, эмоциональный элемент в произведении не является преобладающим. Молитвенное сопереживание страдающему Спасителю и духовное осмысление крестной смерти Богочеловека — именно в этом заключается внутреннее содержание музыки, отражающей православное прочтение истории страданий Христа.

В Евангелии от Матфея не упоминается о Божией Матери, стоявшей при кресте, но о Ней говорится в Евангелии от Иоанна, а также в многочисленных литургических текстах Страстной седмицы. Один из таких текстов лег в основу арии «Сын Мой и Бог Мой».

В последующих номерах звучит тема Воскресения — один из лейтмотивов богослужений Страстной седмицы. Сразу же по окончании арии, в которой Богородица оплакивает Своего умершего Сына, следует хор на слова «Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе… востану бо и прославлюся». Мужской хор исполняет это песнопение в унисон на мелодию, напоминающую древнерусский знаменный распев.

Композицию второй версии «Страстей» завершает фуга и заключительный хор, написанный на слова древнего литургического возгласа «Смерть Твою, Господи, возвещаем, и Воскресение Твое исповедуем». Величественное звучание хора, разделенного на семь голосовых партий, прерывается контрапунктом струнных из фуги, что придает музыке динамизм и в то же время трагическую окрашенность. В финальных аккордах произведения звучит вся мощь хорового и оркестрового многоголосия.

13 апреля 2015

Читайте также: