Исторический человек

В жизни епископа Василия (Родзянко) случалось великое множество потрясающих историй, о которых он нам рассказывал во время съемок фильма «Моя судьба». Я как-то не выдержал и привел ему слова Гоголя, обращенные к одному из своих персонажей: «Ноздрёв был в некотором смысле исторический человек — вечно он попадал в разные истории». Владыка долго и от души смеялся над этим, а потом вполне серьезно произнес: «Это точно обо мне сказано».

Я не стану пересказывать эти истории — о них замечательно поведал сам Владыка. Опишу только одну из последних его поездок в Россию.

Он съездил на Валаам, отслужил там литургию, побывал в Царском селе, где рассказал нам о 17 докладах его деда Михаила Родзянко Государю, в которых тот предупреждал Царя о грядущих потрясениях. Сами доклады сохранились в Историческом музее.

Во время проповеди в Феодоровском соборе в Царском селе Владыка неожиданно произнес следующие слова (привожу по памяти):

«Много лет назад мой духовник отец Иоанн Максимович мне, тогда еще мальчику, сказал: “Твой дед совершил грех. Невольный, но грех. Ты должен молиться за деда, чтобы Господь его простил”. Я выполнил послушание своего духовника, молился, стал священником и даже епископом. И вот теперь, находясь здесь, в Царском Селе, я прошу прощения за себя и за своего деда перед Царским Семейством, перед Россией, перед ее народом».

Эти слова тогда уже глубокого старца пронзили каждого человека до самого сердца, и весь народ в храме плакал.

Любопытная история произошла при посещении нами бывшей Государственной Думы. Там теперь располагается Парламентская ассамблея СНГ. Был выходной день, начальство отсутствовало, а охранник вначале наотрез отказался пускать нас внутрь здания.

Но мы все-таки нашли какие-то слова убеждения. Нам разрешили войти в зал заседаний, который практически не изменился, только категорически запретили вести видеосъемку. Дозволили, помнится, сделать всего несколько фотокадров.

Владыка постоял немного на трибуне, с которой его дед громовым голосом усмирял разбушевавшихся депутатов. А потом неожиданно поднялся на несколько ступенек вверх и сел на председательское место.

Что было с нашим охранником! Он кричал: «Меня уволят! Здесь имеет право сидеть только Президент России или председатель Ассамблеи».

Владыка извинился, конечно, а потом сказал: «Я почувствовал всю тяжесть ответственности, которая лежала на моем деде».

Ближе к вечеру мы решили устроить для Владыки Василия прогулку на катере по питерским каналам.

У него тогда очень болели ноги, он не мог передвигаться без посторонней помощи. Мы с большим трудом погрузили его на катер и поплыли.

Владыка вспомнил, как много лет назад он совершал свадебное путешествие со своей женой в Венецию. «Но здесь красивее, чем в Венеции!» – воскликнул он.

Мы проплыли по Фонтанке, по Мойке, вышли в Неву. Мимо проходили большие туристические корабли. Туристы, увидев седобородого старца в лодке, махали ему рукой. Владыка отвечал им. А на середине Невы он попросил остановиться и сказал проникновенные слова о будущем, о том, что Россия еще обязательно поднимется, что она расцветет духовно и явит миру новых святых, и все в таком роде.

Это было его завещание нам.

После прогулки мы вернулись к пристани на Фонтанке, помогли владыке выйти на набережную, и он пошел к машине. Он шел сам, без посторонней помощи. В его походке не было старческой немощи, но была сила человека в возрасте Христа.

Тогда я понял ясно, что дух носит человека по земле, а не наоборот.

И сейчас, через 15 лет после его кончины, я абсолютно убежден, что это был настоящий исторический человек, и его светлое имя надолго останется в нашей многострадальной истории.

Владимир Щербинин

25 мая 2015