• Как примирить историю? Эксперты в РПУ — о возможности примирения различных взглядов на российскую историю

Как примирить историю? Эксперты в РПУ — о возможности примирения различных взглядов на российскую историю

12 марта 2015 года в Российском православном университете состоялся круглый стол на тему: «Примирение истории: условный компромисс или шанс на будущее?». Представители Русской Православной Церкви, обществоведы, политологи, историки в ходе дискуссии обменялись мнениями относительно возможности достижения сегодня в российском обществе и в среде интеллектуального класса консенсуса по поводу ключевых событий и фигур отечественной истории. Гости РПУ обсудили предполагаемые параметры этого консенсуса, поиск интегрирующих символов и ценностей сегодняшнего российского общества и подходы к роли государства и Церкви в этом процессе.

В число вопросов, ставших предметом обсуждения на круглом столе, вошли также существующая идеологическая поляризация внутри российского общества, проблема сосуществования в общественном сознании «регионального» и «федерального» патриотизма.

С.В. Перевезенцев, д.и.н., проф., декан историко-филологического факультета РПУ, модератор дискуссии:

Разговор об истории – это не просто разговор о том, что было и чего не было, как было, почему было… Это всегда разговор о будущем, о том, какие ценности, основы, какие идеалы и каких героев выбирает народ в тот или иной исторический период своего развития. И, соответственно, каким примерам он будет следовать и какие исторические цели он перед собой ставит.

Как мне представляется, именно разное понимание истории сегодня во многом является источником различных политических, межнациональных, холодных, горячих конфликтов. И разговор о том, как будет развиваться наша страна, Европа, вообще человеческая цивилизация, в конце концов, всегда упирается в историю – в какие-то исторические претензии, споры, в разное понимание разных ценностей. Есть «горячие» темы, которые требуют сегодня обсуждения, поиска ответов. Прежде всего – можно ли сегодня сформулировать единое понимание истории? Сегодня сформулирована единая концепция преподавания истории, но это немного иное, нежели понимание истории общества. Да и к этой концепции уже довольно претензий со стороны профессионального сообщества, различных политических сил.

Ректор РПУ игумен Петр (Еремеев):

Начало разговора о примирении истории, по крайней мере, в нашем церковном сообществе, положил Святейший Патриарх, когда на недавнем Всемирном Русском Народном Соборе он говорил о том, что сегодня мы должны найти те смыслы, которые бы нас объединили – нас, разделенных разными оценками прошлого, предпочтениями в мировоззрении, в том числе и в религиозном выборе.

Протоиерей Всеволод Чаплин:

Святейший Патриарх Кирилл, выступая на Всемирном Русском Народном Соборе, очень определенно сказал о необходимости понимания единства нашей истории. И эти слова не обращены только в прошлое. Святейший Патриарх сказал о том, что мы должны почувствовать единство разных периодов истории – при всей их разнонаправленности, при всех дискуссиях, которые обязательно будут развиваться между учеными и политическими силами.

Великокняжеский, царский, имперский, советский, постсоветский периоды – у каждого из них есть противники, более того, есть люди, которые отрицают присутствие чего-либо позитивного во всей нашей истории. В ответ на попытку сделать историю фактом разделения нам нужно, как сказал Святейший Патриарх, прекратить гражданскую войну воспоминаний и почувствовать, что, несмотря на то, что в каждом периоде были ошибки и достижения, был грех и добродетель, мы имеем хорошие результаты этой истории. Мы сохранились как свободная страна, цивилизация, как люди, которые могут самостоятельно, без оглядки на какое бы то ни было внешнее давление делать свой выбор, в том числе ценностный, и быть силой, которая зависит только от Бога и никого более…

Я убежден, что та картина истории, тот набор ценностей, с которыми мы сегодня выступаем, будучи людьми очень разных убеждений, либералами и консерваторами, сторонниками демократии, монархии и так далее, – это очень мощная заявка на определение картины будущего. И в этих условиях, несмотря на всю критику и попытки окриков и доносов, публичных или непубличных, нам не нужно стесняться называть свои ценности и настаивать на том, что именно на их основе мы предлагаем строить модель будущего.

С.Л. Кравец, руководитель Церковно-научного центра Русской Православной Церкви «Православная энциклопедия»:

Сегодня российская историческая наука переживает достаточно болезненный этап – этап реабилитации после 70 лет, и даже больше – ведь началось это гораздо раньше, с выхода из прогрессистского дискурса, который был задан, что скрывать, нашими великими историками конца XIX века, действовавшими в рамках идеологии Просвещения. Такая реабилитация исторической науки происходит впервые в России, но не в мире. Это всегда связано со сложным социально-политическим положением в стране, с завершением этапа верности, когда появляются сомнения в прогрессистском дискурсе. Например, расцвет французской и немецкой исторической науки в 50–70-е годы был связан с преодолением примерно того же, что мы преодолевали в 90-е. Долгое время до этого история Франции, например, начиналась с Великой французской революции, а все, что было до нее, не подлежало никакому особому изучению…

Это очень важный этап в исторической науке, и мы видим, как он кончается. Уже в 80-е в Европе интерес к собственной истории исчезает. Ради общеевропейских ценностей предпочитают забывать историю, которая, к сожалению, состоит не только из побед и успехов, но и из больших разделений. История вновь начала переживать кризис.

У нас же пока нужно просто восстановить огромный слой исторических знаний, который практически неизвестен. Собственно, нам еще делить нечего – нам нужно это создать. И когда у нас будет создан этот достаточно полный исторический слой, если мы сможем сегодня создать что-то сопоставимое, например, с историей Соловьева по системности, тогда можно будет говорить. Пока же этим только занимаются.

Ф.В. Разумовский, историк, писатель:

Решить задачу осмысления русской истории не по западным лекалам – а современная историческая наука, как вы знаете, появилась на Западе, и весь понятийный и ценностный аппарат сформирован для изучения западного мира и западного общества – нынешними инструментами практически невозможно. А.С. Пушкин в известных статьях о книге Полевого «История русского народа» первым выступил против такой манипуляции, когда исторические подходы, очевидно верные для изучения западной цивилизации, применяются для того, чтобы понять русскую историю. Пушкин сказал две вещи, которые сегодня для нас чрезвычайно актуальны. Первое – Россия не имеет ничего общего с остальной Европой. И эти слова произнес не адмирал Шишков, не какой-то романтический русский националист, – это Пушкин с его «всемирной отзывчивостью». Это очень важная констатация. Мы же все пытаемся оправдываться, спрашиваем себя, в Европе мы или не в Европе, часто оказываясь в плену у таких праздных вопросов.

Вторая фраза – о том, что русская история требует другой мысли и другой формулы. Эту другую мысль и другую формулу, о которой говорил Пушкин в первой половине XIX века, как я понимаю, мы не нашли до сих пор. Есть в русской исторической науке, на мой взгляд, совершенно гениальные прозрения – статьи Ключевского о преподобном Сергии или «Письмо француженки» того же Ключевского. Но что касается сегодняшней ситуации, в которой мы живем, если оглядеть все, что мы прошли в плане исторической науки, мы находимся на руинах исторического материализма. Концептуальная историческая наука отступила из исторического материализма, сделала шаг или два назад, и мы оказались в традиционном европейском позитивизме. Плюс наша историческая наука очень резво «заглотила» идею модернизации. На самом деле, это идея достаточно поздняя, к классическому позитивизму не имеющая никакого отношения. Но тем не менее идея модернизации заложена в концепцию единого учебника истории. На мой взгляд, друзья мои, на основе этой концепции выстраивать «единую историю» невозможно. Из-за подобного основания в этой концепции не упомянуты новомученики, а вся советская история представлена как непрерывная модернизация, которая была необходима, у которой, естественно, были и некоторые издержки, в виде, например, гонений на Церковь. Вот и все. Мне кажется, на этом фундаменте создавать единство и выстраивать консенсус совершенно невозможно.

На чем же это можно делать? По моему мнению, полезно обратиться к работам и открытиям академика А.М. Панченко и его идее «культурной топики». Для нашей прерывистой истории, которая время от времени заканчивается смутой, «петровским метаморфозисом» или 1917 годом, чрезвычайно важно представление о том, что, несмотря на эти сломы, сознание русского человека остается неизменным. Если мы выйдем на этот хребет, на представления о ценностях русской культуры, здесь можно будет утихомирить наши страсти.

Я приведу всего-навсего одну тему, которая оказалась напрочь выброшена из нашего исторического сознания. И тем не менее для русской жизни это фундаментальное понятие – «русская земля». Вы все, конечно, знаете знаменитое произведение «Слово о погибели Русской земли». Происходит катастрофа, полностью разрушены цветущие города, цивилизация обращена в руины. И о чем автор XIII века говорит, как о тяжелейшей утрате? Он говорит о красоте русской земли. Вот эта способность осваивать, украшать, принимать землю – русский способ Богопознания. Не через спекулятивное, в хорошем смысле, письменное богословие, а через созерцание пространства, созерцание Божьего мира. Это чрезвычайно важная тема.

А.В. Щипков, политолог, главный редактор портала «Религия и СМИ»:

Основой консенсуса в обществе всегда является национальная традиция. Наше преимущество в том, что русская нация имеет не этническую, а культурную и религиозно-этическую доминанту. И это позволяет нам расширять социальную базу Русского мира, но не отменяет наличие в стране единой общественной системы ценностей, которая основана на началах справедливости. Главным, на мой взгляд, хотя, конечно, не единственным источником этики справедливости социального государства в России являются нормы апостольского христианства в форме исторического Православия. Вместе с тем мы должны учитывать и достаточно успешный позднесоветский опыт построения социального государства. Важная задача общества – преодолеть разрывы национальной традиции, например, многолетнее разделение на «белых» и «красных», которое сегодня неактуально. Мы стоим перед общими вызовами, и Крещение Руси, и опыт преодоления Смутного времени, и Победа 1945 года – все это части одной и той же традиции, интегрирующие смыслы для россиян.

Роль Церкви в упрочнении общественного сознания велика, поскольку, помимо удовлетворения религиозных потребностей, Церковь является единственным общественным институтом, который связывает воедино дореволюционный, советский и постсоветский периоды. Церковь является гарантом преодоления Россией исторических разрывов и развития общественной этики справедливости, которая во многом определяет русскую идентичность.

24 ноября 2016

Церковный календарь:

Четверг, 15 ноября 2018 г. (2 ноября ст.ст.)
Седмица 25-я по Пятидесятнице
Браковенчание не совершается.

Подписка на новости:

Мы вконтакте: